Главная страница  \

Изобретение молока

 

Начатый в 2008 году значительный в пределах Республики Северная Осетия-Алания проект комплекса по производству и переработке молока, несмотря на сложную экономическую ситуацию, заморожен не был. В республиках вообще другие проблемы - например, не столько ощущается кризис, сколько отсутствие кадров....

 

 

Ещё летом 2009 года, когда мы проводили исследование крупнейших инвестиционных проектов Юга, наше внимание привлёк комплекс по производству молока и его переработке в Северной Осетии-Алании, реализуемый неким ООО Агропромышленный холдинг «Мастер-Прайм. Берёзка». Это единственный проект, попавший в наш рейтинг в сфере АПК республики, всего РСО-Алания была представлена 9 проектами. Сразу же впечатлили масштабы и амбициозность планов: 1,5 млрд рублей в традиционной отрасли для территории, считающейся депрессивной, а также вызывающие как минимум удивление сроки реализации в 2,5 года - всё это заставило нас проверить информацию.

 

У многих сторонних наблюдателей благополучная реализация этого проекта вызывала сомнения, так как животноводство связано с высокими рисками, и нередко завезённые животные не приживаются и гибнут. В самые сжатые сроки были построены корпуса для животных, установлено современнейшее оборудование, завезено из Франции 300 коров. Тем ценнее успех этой компании, в которой уже получили здоровый молодняк и занимаются племенной работой чистопородного разведения породы Монтбельярд. В разгар кризиса, в 2009 году, компания продолжила строительство одного из самых масштабных в республике инвестпроектов в АПК, перенеся дату ввода в эксплуатацию всего на несколько месяцев. Это будет животноводческий комплекс на 1200 голов, который займётся переработкой молока, сыворотки, выпуском высокоценного альбуминового творога и широкой линейки молочной продукции, в планах строительство завода по выпуску твердых VIP-сыров. О том, какие коррективы в реализацию инвестпроектов внёс кризис, как изменилась стратегия, какие проблемы препятствуют дальнейшему развитию, рассказала генеральный директор агропромышленного холдинга «Мастер-Прайм. Берёзка» Лариса Бекузарова.

 

 

Путь закрытого цикла

 

--Как вы предварительно оцениваете итоги 2009 года?

--Трудности наши в том, что не может быть один человек благополучен среди общества, в котором есть кризис. Кризис у нас, может, не так ощущается, как у других предприятий: человек всё равно будет потреблять молочные продукты. Но ведь платёжеспособность покупателя отражается и на нас. И дееспособность банков - тоже. Поэтому сегодня мы не так рьяно, как в докризисный период строимся. Сейчас мы ощущаем проволочки со стороны банков, тем более что сельское хозяйство всегда считалось рискованным видом деятельности. Конечно, кредитная история у нас хорошая, наш холдинг - это уважаемое предприятие, но состояние кризиса через активность кредитных организаций мы ощутили. В результате строительство большого помещения для молодняка на 800 голов мы должны были сдать к сентябрю, но сроки перенесены на конец 2009 года. Это не просто типовое строительство, а создание фермы по канадской технологии, с поддержанием особого микроклимата для молодняка, где мы будем выращивать племенной скот. Но строительство не было приостановлено.

 

В целом 2009 год мы отработали неплохо. Считать прибыли пока не думаем - надо отдавать кредиты, продолжать строительство. Опять-таки сказывается специфика деятельности. Прибыль можно посчитать, если купить станок, запус­тить его, получить результат, продать продукт. Но у нас-то всё по-другому. Пока коровы дали молодняк, это была их первая лактация, сейчас мы видим вторую. Картина совершенно другая, показатели улучшились. Поэтому появилось ощущение, что 2010 год будет лучше. К этому есть все предпосылки, и не только потому, что Россия будет выходить из кризиса, но и потому, что у поголовья будет другой биологический период, который покажет более высокие результаты.
 

--За счёт каких средств вы реализуете проект?

--Мы вкладываем свои средства и привлекаем банковские кредиты. Кредит никто бы не дал предприятию, которое не в состоянии вложить в реализацию проекта свои средства и погашать заём. Например, помещение на 800 голов для молодняка предприятие строит только за счёт собственных средств. У нас уже был завод, когда мы решили развиваться путём создания сырьевой базы. Вообще, у меня такое ощущение, что если сейчас строить подобные масштабные проекты, то они должны быть только закрытого цикла, чтобы переработка была включена. Мы сейчас задумываемся не только о развитии переработки молока, но и мяса. Мы будем это делать в дальнейшем, другого выхода и нет. У нас чудесное поголовье породы Монтбельярд, которое даёт прекрасное мясо, во Франции оно очень ценится, благодаря своим высоким вкусовым и питательным качествам. Почему бы не дать своим россиянам такой же элитный качественный продукт? А ведь российская колбаса когда-то славилась своим качеством.

 

--Как изменилось взаимодействие с административными структурами во время кризиса?

--К нам относились всегда неплохо. Но, конечно, кризисный год показательный, они видят, что предприятие идёт вперёд, а не останавливается. И, самое главное, я всегда ощущаю поддержку главы республики. Далее, естественно, весь кабинет министров идёт навстречу. Любая моя просьба всегда рассматривается, и я хочу сказать, что «зелёный свет» в республике есть.

 

 

Сначала накормить республику
 

--Как сегодня выглядит география реализации продукции компании? Какой вы её видите в будущем?

--Пока это Северная Осетия. Девиз нашей продукции «Здоровый продукт - здоровая нация». И, когда мы только начинали, глава республики сказал: «В первую очередь - свою республику накормить этим продуктом, а потом идти дальше». Мы уже готовы идти дальше, но нам для этого надо расширить завод. Если быстро всё пойдёт, а проект у нас уже есть, мы за 2010 год запустим новый завод. У нас уже сейчас много предложений по закупке продукции, в том числе - по поставкам в Москву. Но пока это - этап завтрашнего дня.
 

--Какой будет мощность нового завода по переработке молока?

--Чтобы сделать продукт элитным, экологически чистым, не надо раздувать масштабы и строить мегазаводы. В противном случае продукт будет другим. Мы оставим существующий завод и построим новый, мощность которого будет равняться переработке 20–25 тонн молока в смену. Это будет именно то, что можно назвать продуктом элитным, поголовье, которое будет питаться кормами, нами же произведёнными. Раньше мы закупали часть молока у хозяйств района, теперь же все потребности удовлетворяет собственный животноводческий комплекс. Вот тогда, честно глядя в глаза людям, можно будет сказать: да, это действительно элитный продукт. Знаете, мне часто приходится бывать в Москве у друзей и коллег, и когда я спрашиваю, что привезти, они просят, чтобы привезла им молока. Понимаете, я беру просто сырое молоко из танка и везу им. Это настолько удивительно и радует меня! Многие вообще бывают в шоке от того, что такое возможно - вкусное сырое высококачественное молоко.
 

--Какой будет ценовая категория таких элитных продуктов?

--Мы стараемся держать цены так, чтобы средний покупатель мог легко купить этот продукт. А человек с достатком ниже среднего, даже если не сможет купить сыр, который, кстати, дорогим и не считается, то молоко купит всегда.
 

--Вы ощущаете конкуренцию?

--Нет, конкуренции в республике мы не ощущаем. У всех есть своя ниша. Продукт под брендом «Берёзка» знают и любят те потребители, которые заботятся о здоровом питании. Поэтому мы особо не думаем, чтобы с кем-то конкурировать. Мы просто работаем, делаем своё дело. Когда мы будем выходить на рынки за пределами республики, то, конечно же, привлечём специалистов, которые заранее продумают маркетинговые ходы. Но сейчас, к сожалению, в соответствии с ФЗ 94 мы не имеем никаких преимуществ при участии в государственных и муниципальных аукционах. В настоящее время тендеры на поставку молочной продукции выигрывает тот, кто предлагает самую низкую цену, а, как вы понимаете, хорошее не может стоить дёшево, и получается, что наши дети в детских садах и школах, больные в стационарах едят продукцию неизвестного качества.

 

 

Нужны доярки с высшим образованием
 

--Были ли в компании сокращения штата из-за кризиса?

--Никаких сокращений не было. Наоборот, мы добираем и добираем специалистов. О сокращении никто и не думает. Другое дело, что изначально мы берём людей на испытательный срок. К нам приезжают и из других республик и областей работать семьями. Мы ищем специалистов по всей России, давно уже нет в сознании людей того, что в Осетии стреляют, что здесь опаснее, чем в другом месте. Хотя ещё лет пять назад привлечь специалистов из других территорий к нам работать было гораздо сложнее. А вообще к нам всегда шли охотно. Возникали проблемы из других плоскостей. Бывает так, что соискатели приходят на собеседование, ожидая увидеть убогую картинку заброшенной фермы из своего сознания. А видят современное предприятие с новейшими технологиями, извиняются, говорят, что это не их уровень, что они в таких условиях работать не смогут, разворачиваются и уходят. И это было бы смешно, если бы не было так грустно.
 

--Какие проблемы в подготовке кадров для сельского хозяйства вы видите?

--Я везде говорю, не боясь этого, что у нас в России очень низкая школа специалистов сельского хозяйства высшего звена. Очень низкая. Я так думаю, что и президент, и председатель правительства, и министр сельского хозяйства станут обращать на это внимание. То, что у нас каждый второй с высшим образованием, так это только роняет статус. С кем ни заговоришь, у всех есть высшее образование. А говорить-то не о чем! Статус высшего звена надо поднять и поднять на несколько голов. К нам приходят люди после вузов, которые зачастую не видели живую корову, заканчивая пять курсов сельхозинститута. Как? Зачем тогда пять лет студентов держать, если вы им даже коровы не показываете? Вопрос банальный, но важный. Ответа я пока ни от кого не получила. Мне надо, чтобы молодёжь приходила подготовленная. Но, к сожалению, не из чего выбрать. Мы, конечно, выбираем, лучшие у нас работают, мы стараемся их обучать. Я сама регулярно повышаю квалификацию, только вернулась с учёбы в Израиле, где проходила обучение по программе «Мировая система управления стадом». У нас на предприятии установлена компьютерная система электронного управления стадом, у нас доильный зал европейского стандарта, все сведения о каждой корове поступают и хранятся в базе данных. Понимаете, у нас доярки почти все с высшим или неполным высшим образованием, потому что все процессы автоматизированы. С помощью компьютерных программ определяются и режим кормления животных, и их рацион, и качество кормов и молока. Но как работать в таких условиях, с таким оборудованием, программами? Для нас кризис менее болезненно воспринимается, чем отсутствие кадров для сельского хозяйства. Когда нам говорят, вы платите больше, и к вам пойдут высококлассные специалисты, я отвечаю, что это старая сказка, которую даже стыдно повторять. У нас заработные платы очень достойные, вот только мы не всех хотим брать на работу.
 

--Каким вы видите дальнейшее развитие компании? Рассматривается привлечение заёмных средств? Из каких источников?

--Когда мы доведём запущенный проект до конца, получится идеальная модель. В начале 2010 года мы начнём строить новый завод по выпуску твердых VIP-сыров - это следующий этап развития. Идеальное молоко, получаемое от коров породы Монбельярд, конечно же, требует дальнейшей переработки. Этот продукт у нас будет покупать не только республика, но и другие регионы, в том числе и Москва. Тогда мы начнём новые переговоры с банками по вопросам кредитования этого проекта или с ОАО «Росагролизинг». Есть также идеи строительства коттеджного посёлка для сотрудников и развития агротуризма. Будем искать способы их реализации.

 

 

Арина Барсукова, руководитель аналитического центра «Эксперт Юг»

 

  Награды

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

(с) 2009-2017г. Агрохолдинг "Мастер-Прайм. Березка"
Разработка и поддержка: www.anantaweb.ru